Камера № 5-Хох-Ау 3 страница

Мой гость действительно скривился. У него было лицо человека, уже сутки разгуливающего с полным ртом уксуса и неспелой хурмы. Дядя изрядно растерялся, и вот в этот-то момент маленькое твердое зеленое яблочко снова стало человеком. А человек обрел способность действовать. Встряхнул кистью левой руки, сделал одно-единственное неуловимое движение — этого хватило. В центре тюремной спальни появился сэр Лонли-Локли.

— Ты привел Доперста! — почему-то возмутился Махлилгл Аннох. Можно подумать, что до начала встречи мы с ним оговорили правила боя, а теперь я нарушил гипотетический договор.

— Ты не Персет! — обиженно добавил призрак. Очевидно, все еще надеялся, что я устыжусь и уберу Камера № 5-Хох-Ау 3 страница сэра Шурфа в платяной шкаф. Думаю, что сэр Аннох изрядно расслабился за последние годы, общаясь исключительно с беззащитными перепуганными узниками.

— Сам ты не Персет! — огрызнулся я.

Растерянность призрака была нам на руку: сэру Шурфу требовалось время, чтобы снять испещренные рунами защитные перчатки. Ну вот, пока мы с мертвым Магистром препирались, Лонли-Локли успел произвести необходимые приготовления. Сияние его смертоносных рук озарило стены камеры, и жизнь тут же показалась мне чертовски простой и приятной штукой. Доброй сказкой с великим множеством хороших концов — выбирай любой, не пожалеешь.

Я и не подозревал тогда, что мои шансы остаться в живых все еще Камера № 5-Хох-Ау 3 страница стремятся к нулю.

Виноват, разумеется, был я сам. Поскольку мне никогда прежде не доводилось иметь дело с отставными Великими Магистрами, я легкомысленно решил, что убить его мы всегда успеем. Мое тщеславие требовало доставить это недоразумение природы в Дом у Моста и купеческим жестом швырнуть к ногам Джуффина. Каким образом я намеревался брать в плен призрака — сам не понимаю. Впрочем, я получил скверное образование: основ метафизики не преподавали ни в средней школе, которую я с грехом пополам закончил, ни в университете, откуда меня, впрочем, спешно выперли. Дурацкой идеей я тут же поделился с коллегой, а сэр Шурф — самое дисциплинированное существо во Вселенной Камера № 5-Хох-Ау 3 страница. Согласно его представлениям, я был руководителем операции, следовательно, мои приказы нужно выполнять не рассуждая. Даже самые нелепые.

Правая, парализующая рука Лонли-Локли не произвела требуемого эффекта. Вместо того чтобы мирно оцепенеть, призрак начал угрожающе увеличиваться в размерах. В то же время он становился все более прозрачным. Это происходило так быстро, что через какую-то долю секунды его туманная голова уже маячила где-то под потолком.

— Глупый Доперст! — воскликнул Махлилгл Аннох. — Он не умеет убивать! Уходи, Доперст!

И, больше не обращая на Лонли-Локли никакого внимания, туман, почти утративший человеческую форму, потянулся ко мне. Он успел дотронуться до Камера № 5-Хох-Ау 3 страница меня. Холодный, влажный, дряблый кисель — вот что это было! Его прикосновение отдалось горьким привкусом во рту и такой ледяной болью во всем теле, что я до сих пор не понимаю, как остался жив. И даже не потерял сознания. Вместо этого я истошно заорал:

— Мочи его! Мочи!

Грешные Магистры! Где была моя голова?!



Словно откуда-то издалека я увидел, как Лонли-Локли соединил свои удивительные руки, скрестил указательные пальцы. Никаких событий за этим многообещающим жестом, однако, не воспоследовало. Минула еще одна томительная секунда. Я ничего не понимал. Почему Шурф его не убивает?! Человекоподобный кисель тем временем угрожающе сгущался вокруг меня.

И тут Камера № 5-Хох-Ау 3 страница произошло очередное невероятное событие, ставшее своего рода изюминкой этой феерической ночи. Сияющие кисти Лонли-Локли прочертили в темноте какую-то изумительную кривую. И на нас обрушился водопад. Целые тонны холодной воды поглотили призрачный силуэт. Я по-прежнему не понимал, что происходит, но с удовольствием подставил лицо под освежающие струи. Умывание было как нельзя более кстати.

Но наш противник оказался на редкость живучим существом. Конечно, вода не могла серьезно ему повредить, хотя и послужила причиной очередной метаморфозы. После купания призрак стал стремительно уменьшаться. Только что он был огромным и прозрачным, а спустя мгновение стал маленьким и плотным.

Мои познания в астрономии Камера № 5-Хох-Ау 3 страница катастрофически поверхностны, я даже не знаю точно, как называются сверхплотные небесные тела. То, что они — «карлики», — это точно. Но вот «белые» или «черные»? Не помню! По крайней мере, наш «карлик» был белым. Крошечная человеческая фигурка, сияющая такой же пронзительной белизной, как устремившиеся к ней руки Лонли-Локли. Несмотря на миниатюрные размеры, выглядел он весьма угрожающе.

— Вы ошиблись, сэр Макс, — невозмутимо заметил мой великолепный напарник. — Вода ему не вредит.

— Я ошибся?! С чего вы вообще взяли, что нужна вода?

— Но вы же сами велели его намочить!

— Грешные Магистры! Шурф! «Мочи» — значит «убей»! И чем скорее, тем…

Я Камера № 5-Хох-Ау 3 страница осекся. Мне внезапно стало не до разговоров. Маленькое существо мерцало в воздухе, совсем близко от моего лица. Что-то оно бормотало. «Заклятие накладывает, сволочь», — равнодушно подумал я. Сопротивляться не было сил.

…Белый солнечный свет ослепил меня. Я стоял под раскидистым деревом, и неряшливо одетая белокурая девочка, такая же коротконогая, как сэр Махлилгл Аннох, протягивала мне абрикос. «Прими угощение феи, Персет!» Сам не знаю почему, но я взял и надкусил его. Плод был червивым. Маленькая бледная гусеница проскользнула в мой распахнутый настежь рот, нырнула в уязвимую глубину горла. Я почувствовал ее острые челюсти на нежной слизистой оболочке. Яд разлился по Камера № 5-Хох-Ау 3 страница телу, переполняя меня тошнотворной слабостью. Мне, наверное, следовало умереть от боли и отвращения, но слепая ненависть переполнила меня, и я закричал. Я кричал так, что из меня подул ветер, с дерева начали падать листья, и белокурая девочка с исказившимся от ужаса лицом поползла по выгоревшей траве, шипя, как гадюка… Я выплюнул наконец ядовитую гусеницу под ноги Лонли-Локли, которого не было в том саду, и тогда жуткий солнечный свет стал гаснуть…

Что меня по-настоящему восхищает в нашем Мастере Пресекающем ненужные жизни — это его невозмутимость. Ничем его не проймешь! Пока я блуждал по солнечным полянам кошмара, парень делал дело Камера № 5-Хох-Ау 3 страница. Он наконец-то пустил в ход свою смертоносную левую руку — с чего, собственно, и следовало начинать. В таких случаях обходится без технических накладок. Человек ты там, или призрак, или еще Магистры знают кто, но смерть будет легка и неотвратима…

А потом этот изумительный парень натянул защитные перчатки и с ловкостью профессиональной медсестры влил мне в рот остатки бальзама Кахара.

— Это очень полезно в подобных случаях, сэр Макс, поэтому выпейте! Я сожалею, что неверно понял ваш приказ. Но у нас в Ехо «мочить» — значит «делать мокрым». Поэтому я был уверен, что вы имеете в виду какой-то новый способ уничтожения водой Камера № 5-Хох-Ау 3 страница. Мне стоило больших усилий намочить противника: здесь, в Холоми, даже мне нелегко творить чудеса. Хотя сэр Джуффин, разумеется, проводил со мной специальный курс обучения…

От бальзама Кахара я не только очухался, но и развеселился — явный признак передозировки!

— Способ уничтожения водой, грешные Магистры! Ох, как же так можно! Почему именно водой? Надо было на него помочиться! Это непременно убило бы его, я уверен! Локи, вы никогда не пробовали мочиться на привидения?..

— Сэр Макс, — с упреком сказал мой спаситель. — Моя фамилия не Локи, а Лонли-Локли. Прежде вам всегда удавалось произносить ее без ошибок. Мне бы хотелось надеяться, что это умение Камера № 5-Хох-Ау 3 страница вернется к вам в ближайшее время.

Бедняга, очевидно, решил, что я такая же беспросветная сволочь, как Мелифаро. Следовало немедленно спасать положение.

— Это была не случайная ошибка, сэр Шурф. Просто я вспомнил одного грозного бога, чье имя созвучно с вашей фамилией. Не обижайтесь, дружище.

— Никогда не слышал о боге по имени Локи, — удивленно признался он. — Ему поклоняются ваши соплеменники?

— По крайней мере, некоторые, — я и бровью не повел. — У нас, в Пустых Землях, знаете ли, многобожие. Всяк верит во что горазд, каждый второй кочевник — сам себе великий жрец, а некоторые ребята, вроде меня, и вовсе ни во что не верят, зато Камера № 5-Хох-Ау 3 страница интересуются всем понемножку…

— Это ведь не тайное знание? — с надеждой спросил Лонли-Локли. — И вы можете мне поведать…

— Могу, — обреченно кивнул я. — Вам — все что угодно.

Следующие полтора часа я потратил на то, чтобы за холодными остатками отличной тюремной камры подробно изложить сэру Лонли-Локли скандинавскую мифологию, выдавая ее за легенды Пустых Земель.

Надо отдать должное сэру Шурфу: скандинавский эпос ему очень понравился. Особенно Один, предводитель богов и мертвых героев, принесший в мир мед поэзии. К поэзии Мастер Пресекающий ненужные жизни относился с чрезвычайным уважением, чтобы не сказать — с трепетом.

Вдохновленный не то внезапным совпадением наших литературных пристрастий, не то Камера № 5-Хох-Ау 3 страница чрезмерной дозой бальзама Кахара, я хлопнул по спине своего грозного коллегу. Не подумал, что в Соединенном Королевстве такой жест допустим лишь между ближайшими друзьями. На мое счастье, сэр Шурф не возражал против официального установления дружеской близости. Более того, он выглядел весьма польщенным.

Только потом я понял, что абсолютно не представляю, какие обязательства накладывает на меня звание близкого друга сэра Лонли-Локли. Наверняка здесь, в Ехо, существует огромное количество соответствующих диковинных обрядов. Решил, что придется идти на поклон к Джуффину: пусть научит меня, как здесь дружат. А я запишу в тетрадку и стану сверять по ней каждый свой жест. Лишь Камера № 5-Хох-Ау 3 страница бы только в ближайшие полчаса человека не обидеть. А то с меня станется.

Наконец мы покончили с литературным диспутом и дали о себе знать. Нас тут же выпустили из камеры и отвели в кабинет коменданта. Накормили отличным завтраком, напоили горячей, свежей камрой. Это было прекрасно. Окончательно придя в себя, я поспешил удовлетворить мучавшее меня любопытство.

— Скажите, Шурф, а как текло время, пока вы были маленьким… То есть я, конечно, не о детстве вас спрашиваю. Я имею в виду то время, когда вы были скрыты от посторонних взглядов в моем кулаке.

— Время? — Лонли-Локли пожал плечами. — Время, сэр Камера № 5-Хох-Ау 3 страница Макс, текло как всегда. За эти несколько часов я даже успел проголодаться…

— Что?! Несколько часов?

— Вы хотите сказать, что я ошибся в расчетах?

— Мы провели здесь три дня и три ночи! — воскликнул я.

— Любопытный эффект, — равнодушно подытожил Лонли-Локли. — Но это и к лучшему. Трое суток — слишком большой промежуток времени для того, кто не захватил с собой бутерброды. Можно сказать, мне повезло, что мое восприятие времени изменилось.

Мне, конечно, хотелось выяснить еще множество подробностей о его существовании в моей пригоршне, но сэр Шурф сказал, что такого рода опыт проще пережить индивидуально, чем усвоить с чужих описаний. И великодушно предложил оказать мне Камера № 5-Хох-Ау 3 страница эту услугу. Я решил, что потрясений на сегодня, пожалуй, достаточно, и дипломатично сменил тему.

С завтраком мы покончили, с гостеприимным сэром Марунархом попрощались. Пора было отправляться в Дом у Моста. Я чувствовал себя превосходно, только тело казалось совершенно невесомым под воздействием непомерной порции бальзама Кахара. Очень хотелось набить карманы камнями, чтобы не взлететь.

— Я не думаю, что вам следует садиться за рычаг, Макс, — заявил Лонли-Локли, усаживаясь в амобилер. — Вы — лучший из всех известных мне возниц, но в прежние времена, когда бальзам Кахара можно было купить в любой лавке, управление амобилером в таком состоянии было строго запрещено.

Пришлось смириться Камера № 5-Хох-Ау 3 страница.

— Все-таки вы, жители границ, удивительные существа! — заметил Лонли-Локли, въезжая на деревянный настил парома, курсирующего между островом Холоми и Старым Городом. — Я, признаться, пока не уяснил, в чем именно состоит разница, но вы, Макс, разительно отличаетесь от прочих чужестранцев. Я — плохой теоретик, к сожалению, — с этими словами парень углубился в свой знаменитый «рабочий дневник». Надо понимать, спешил зарегистрировать свежайшие впечатления.

— Что вы имеете в виду, Шурф? — осторожно поинтересовался я.

— Не обижайтесь, сэр Макс! Просто существует мнение, будто бальзам Кахара, как и обычные увеселительные напитки, производит угнетающее действие на психику так называемых «варваров» — уж простите мне кажущуюся грубость Камера № 5-Хох-Ау 3 страница этого термина! Некоторые знахари полагают, что бальзам Кахара даже опасен для умственного равновесия ваших земляков. Считают, что волшебные напитки могут употреблять лишь уроженцы Угуланда. С вами же ничего подобного не происходит. Напротив, данный напиток изменяет вашу психику гораздо слабее, чем это происходит с представителями так называемых «цивилизованных народов»… Именно это я и имел в виду. И еще раз простите, если я допустил бестактность.

— Вы забыли, Шурф? Теперь вы — мой друг и можете говорить все, что заблагорассудится.

Нечего и говорить, что я вздохнул с облегчением. Когда Лонли-Локли заговорил о моих странностях, я было решил, что каким-то Камера № 5-Хох-Ау 3 страница образом выдал свое настоящее происхождение и все труды Джуффина пошли прахом. Ан нет, ему, оказывается, удивительно, что я голым на столе после нескольких глотков бальзама не пляшу. Впрочем, в следующий раз надо будет его порадовать…

* * *

Сэр Джуффин Халли был весьма доволен, увидев нас живыми, здоровыми и победившими.

— Я не думаю, что для Магистра Махлилгла Анноха проблема жизни после смерти до сих пор актуальна, — с порога выпалил я. — Если бы мы его убили, когда он был жив, тогда еще всякое могло бы случиться… Но мы-то убили его уже после того, как он умер… Грешные Магистры, что я несу! Почему вы меня не Камера № 5-Хох-Ау 3 страница останавливаете?

— Во всяком случае, я совершенно уверен, что его исследования завершены навсегда, — успокоил меня Джуффин.

— Хочется верить, поскольку этот ваш Магистр мне не слишком понравился. Кстати, я очень хотел доставить его вам живым… Ну, насколько его можно считать живым. Но у нас ничего не вышло.

— Магистры с тобой, парень! У вас и не могло ничего выйти.

— Я тоже так полагал, — заметил Лонли-Локли. — Но приказ есть приказ.

Джуффин укоризненно покачал головой. Я так и не понял, кем из нас он был недоволен больше.

— Был дурак, исправлюсь! — покаялся я. Рухнул в кресло и вдруг понял, что засыпаю. Пробормотал, закрывая Камера № 5-Хох-Ау 3 страница глаза: — Не забудьте рассказать про воду, Шурф. Это было нечто…

Я все еще находился под благотворным воздействием бальзама Кахара, а потому проснулся всего час спустя. Чувствовал себя легким, как перышко, и на удивление бодрым. Мои коллеги пили камру, заказанную в «Обжоре», и о чем-то тихонько беседовали.

— Ага, оклемался, — обрадовался Джуффин.

Он смотрел на меня с подозрительным энтузиазмом, словно я был праздничным пудингом, который дошел наконец до нужной кондиции. Только что не облизывался.

Есть он меня все же не стал. Зато устроил медицинское обследование. Впрочем, на обычный медосмотр эта процедура не слишком походила.

Мне было велено стать у Камера № 5-Хох-Ау 3 страница стены. Некоторое время Джуффин сверлил меня неподвижными светлыми глазами — не слишком приятное ощущение! Впервые за время нашего знакомства мне стало неуютно под его взглядом. Потом пришлось повернуться лицом к стене, что я с облегчением проделал. Некоторое время шеф изучал мою задницу и ее окрестности. Не удовлетворившись визуальным осмотром, принялся похлопывать меня по спине. Массаж, в отличие от игры в гляделки, мне понравился. Но потом жесткие ладони — раскаленная правая и ледяная левая — легли на затылок, и тут мне стало худо. Словно бы я умер и от меня ничего не осталось. Совсем ничего. И тогда я заорал — не от боли Камера № 5-Хох-Ау 3 страница, а чтобы доказать себе и всему миру, что это не так. Ору — следовательно, существую. Идиотская формула, но она работает.

— Расслабься, Макс. — Джуффин заботливо помог мне добраться до ближайшего кресла. — Неприятно, согласен, но уже все!

Хорошее самочувствие вернулось ко мне мгновенно, чего нельзя сказать о душевном равновесии.

— А что это было?

— Ничего особенного. Обычный диалог тела знахаря с телом пациента. Не всем это нравится. Тебе, например, не понравилось, но в таком деле тоже нужна привычка, а у тебя ее нет… Ты готов к новостям?

— Смотря какие новости, — осторожно ответил я. — Они хорошие, плохие или как?

— «Или как». Все зависит от твоего Камера № 5-Хох-Ау 3 страница чувства юмора, — многообещающе ухмыльнулся Джуффин.

— Ну, с этим у меня никогда не было особых проблем…

— Сейчас проверим. Видишь ли, сэр Макс, твоя — как бы сказать поточнее… физиология, что ли? — несколько изменилась.

— Это как? Я стал женщиной? Или мне больше никогда не придется ходить в уборную? Что вы имеете в виду?

— Да нет, ниже пояса у тебя все в порядке, — расхохотался Джуффин. — Насчет уборной и прочих радостей жизни можешь быть спокоен.

— Уже хорошо!

— Ничего страшного не произошло. Но такие вещи о себе лучше знать, как мне кажется… В общем, ты стал ядовитым.

— Ядовитым? Я?! — Заявление сэра Джуффина звучало просто нелепо. — Вы имеете Камера № 5-Хох-Ау 3 страница в виду, что, если меня кто-то съест, он умрет? Немедленно сообщите всем городским каннибалам, иначе произойдет непоправимое! — Я хохотал так, словно делал это последний раз в жизни.

— Да нет, есть-то тебя как раз можно. И трогать тоже. Можно даже пользоваться твоей посудой и полотенцем, если кому-то придет такая охота, — отсмеявшись, сообщил Джуффин. — Существует только одна проблема. Если ты разозлишься или испугаешься, твоя слюна станет ядовитой. Страшнейший яд, между прочим! Убивает мгновенно, просто попав на кожу — человека, во всяком случае. И этим ядом ты непременно плюнешь в обидчика. Могу тебя заверить, что хорошее воспитание тут Камера № 5-Хох-Ау 3 страница не поможет. И сила воли ничего не изменит. Это — не вопрос выбора. Ты плюнешь, даже если примешь решение не плевать. Единственное, что ты можешь сделать, если не захочешь немедленной гибели своего собеседника, — плюнуть куда-нибудь в сторону. Так что воспитывай характер, парень. Чтобы не раздражаться по пустякам. А то заплюешь весь Ехо!

— Все не так уж страшно, — нерешительно возразил я. — Не слишком я злобен. Если бы что-то подобное произошло с Бубутой, над человечеством действительно нависла бы грозная опасность! Конечно, хорошо бы попробовать — хоть разок. Глядишь, пойду в помощники к сэру Шурфу.

— Да, не помешало бы, — серьезно заметил Камера № 5-Хох-Ау 3 страница Лонли-Локли, до сих пор сохранявший безмятежно-равнодушный вид. — Сами знаете, сэр Макс, порой на меня наваливается слишком много работы!

— А если вы забудете дома перчатки, не огорчайтесь. Что-что, а уж слюна всегда будет при мне! — великодушно заявил я.

— Сэр Макс, я не могу забыть дома свои перчатки! Как вам такое в голову могло прийти? — изумился Лонли-Локли.

Я понял, что действительно сказал глупость. Некоторые вещи попросту не могут случиться. Солнце никогда не повернет вспять, песок ни при каких обстоятельствах не утолит жажду, а сэр Шурф, отправляясь на службу, не забудет дома свои смертоносные перчатки. Так уж все Камера № 5-Хох-Ау 3 страница устроено.

— А что же теперь будет с моей личной жизнью, Джуффин? — вздохнул я. — Ни одна девушка не решится целоваться с таким чудовищем! Может быть, сохраним новость в тайне?

— Объясни девушкам, что целоваться с тобой — занятие вполне безопасное. По крайней мере, когда ты не сердишься. — Джуффин пожал плечами. — А вот что касается тайны… Я и не собирался созывать по этому поводу пресс-конференцию, но сам знаешь…

— …в Ехо полно дерьмовых ясновидцев, — закончил я.

— Вот-вот!

— А почему со мной вообще такое случилось?

— Это твоя судьба, парень! Когда ты сталкиваешься с магией высокой ступени, она воздействует на тебя несколько иначе, чем на Камера № 5-Хох-Ау 3 страница… скажем так, нормальных людей. — Джуффин выразительно покосился на Лонли-Локли.

Сэр Шурф надежен, как скала, помещенная в сейф в Швейцарском банке, но заявлять в его присутствии о том, что я — пришелец из иного Мира, пожалуй, все же не стоило. Впрочем, я уже и так все понял.

— Никогда нельзя заранее узнать, что и как на тебя подействует, — добавил Джуффин. — Помнишь, что случилось в доме моего соседа?

— Но я же совсем недолго был вампиром, — жалобно возразил я. — Через пару часов все стало как прежде.

— Правильно. Потому что мое заклятие было из тех, что налагаются на короткий срок. А призрак хотел тебя Камера № 5-Хох-Ау 3 страница убить. Потому и заклятие у него получилось на славу. Что может быть более продолжительным, чем смерть?

— Утешили, спасибо!

— Привыкай, сэр Макс. Не думаю, что это происшествие — последнее в твоей жизни. Но все к лучшему! В доме Маклука ты стал немного мудрее, теперь в твоем распоряжении оказалось неплохое оружие… Кто знает, что будет дальше?

— Вот именно!

Несколько секунд я искренне пытался себя жалеть, но махнул рукой и снова расхохотался.

— А может быть, меня просто надо сводить к знахарю? Приду, скажу: «Доктор, у меня ядовитые слюни, что делать?» — «Нет проблем! Строгая диета, прогулки перед сном и таблетка аспирина на ночь Камера № 5-Хох-Ау 3 страница. Через пятьсот лет все как рукой снимет!»

— Аспирин? Что это такое? — заинтересовался Лонли-Локли.

— О, это воистину магическое средство. Его делают из конского навоза, и оно помогает абсолютно от всего!

— Надо же! А наши исследователи пишут, что на границе очень плохо развито знахарство. Все-таки истина часто оказывается жертвой предрассудков…

Сэр Джуффин Халли схватился за голову:

— Стоп, господа! Я больше не могу смеяться, ибо вывихнул скулу. Последний совет, сэр Макс. Предлагаю считать, что тебе очень повезло. Безобидных и бесполезных привычек у тебя хватает. Самое время обзаводиться опасными! Твое новое приобретение может здорово пригодиться на службе. А если какая-нибудь истеричная барышня откажется Камера № 5-Хох-Ау 3 страница с тобой целоваться, ты в нее просто плюнешь, и дело с концом. Ясно?

— Ясно.

— Отлично. — С этими словами он распахнул дверь и принял из рук курьера объемистый сверток. Бросил его мне на колени. — А теперь примерь вот это.

Я развернул пакет. Извлек оттуда черное, расшитое золотом лоохи, черную скабу, такой же тюрбан и пару изумительных сапог. На сапоги я залюбовался особо: их носки изображали стилизованные морды зубастых драконоподобных зверюг, а черные голенища были усеяны крошечными колокольчиками желтого металла. Конечно, у себя на родине я никогда не стал бы обуваться в нечто подобное, но здесь, в Ехо, это было Камера № 5-Хох-Ау 3 страница самое то!

— Это подарок, Джуффин?

— Что-то в этом роде. Ты примерь, примерь…

— Спасибо. — И я принялся натягивать сапоги.

— Не за что. Тебе нравится?

— Еще бы! — Я напялил на себя черный тюрбан, украшенный такими же крошечными колокольчиками.

— А лоохи?

— Секунду…

Я закутался в черно-золотой плащ и посмотрел на себя в зеркало. Оказывается, золотой узор был вышит таким образом, что большие сверкающие круги располагались на спине и груди как своего рода мишени.

— Действительно здорово. Просто королевская вещь!

— Она и есть Королевская… Я рад, что тебе нравится, сэр Макс. Теперь тебе придется это носить.

— С удовольствием. Почему придется Камера № 5-Хох-Ау 3 страница? И потом, жалко таскать такую красоту изо дня в день…

— У тебя будет столько комплектов, сколько понадобится. Ты еще не понял главного. Это — что-то вроде форменной одежды. Ты должен носить ее всегда.

— Отлично, но я все равно не понял. Вы же сами говорили, что, в отличие от полицейских, члены Тайного Сыскного Войска не носят никакой формы! Это что, нововведение?

— Не совсем. Эта одежда — только для тебя. Теперь ты — Смерть, сэр Макс. Смерть на Королевской службе. А для таких случаев существует Мантия Смерти.

— И все прохожие, завидев меня, будут разбегаться, как от зачумленного? Хорошее дело!

— Все не так страшно. Завидев тебя, они Камера № 5-Хох-Ау 3 страница будут благоговейно трепетать… и ностальгически вспоминать старую добрую Эпоху Орденов, когда люди в подобных нарядах встречались куда чаще. Твое общественное положение теперь настолько недосягаемо высоко, что… Одним словом, теперь ты — невероятно важная персона. Сам почувствуешь!

— То есть я — большой начальник? Не так плохо, действительно… А почему вы не носите подобную форму, Шурф? Вам-то уж, кажется, просто положено!

— Раньше я действительно носил Мантию Смерти, — равнодушно кивнул Лонли-Локли. — Но времена меняются. Для меня пришло время белых одежд.

— А я-то думал, что ваш костюм — дело личного вкуса! И что же означают ваши белые одежды?

Лонли-Локли пожал плечами. Ему Камера № 5-Хох-Ау 3 страница явно не хотелось рассуждать на эту тему.

— Прошли времена, когда Шурф был Смертью, — торжественно заявил Джуффин. — Теперь он — Истина! По крайней мере, именно так именуется его должность в тайном реестре практикующих Королевских магов. Ну а если говорить проще, наш сэр Лонли-Локли больше не способен рассердиться, испугаться или обидеться — в отличие от тебя например. Он несет смерть, это правда, но только тогда, когда это действительно необходимо. Не потому, что так хочет он сам. Даже не потому, что ему так приказывают. Если, скажем, я прикажу сэру Шурфу испепелить невинного, он, как честный служащий, попытается выполнить мое распоряжение, но Камера № 5-Хох-Ау 3 страница его рука откажется повиноваться хозяину. Вот и выходит, что, по большому счету, наш дисциплинированный сэр Шурф не подчиняется никому. Именно поэтому он — больше чем смерть. Он — Истина в последней инстанции, поскольку беспристрастен, как небеса… Тьфу ты, ну я и загнул! Все это, конечно, гремучая смесь наивной философии и скверной поэзии. Но суть дела, тем не менее, передает верно.

— Хорошо хоть, я не должен носить что-нибудь оранжевое или малиновое! — я пожал плечами. — И все же я не в восторге от этой идеи…

— От тебя и не требуется быть в восторге. Смирись и постарайся получить удовольствие. Все, тема закрыта. Работать Камера № 5-Хох-Ау 3 страница сегодня, как я понимаю, вы все равно не будете, а посему пошли в «Обжору». Я проголодался, вы проголодались. Вопросы есть?

— Есть, — проворчал я. — За чей счет гуляем?

В конце вечера за нашим столом каким-то образом собрались все Тайные сыщики. Конечно, ничего загадочного в этом не было. Скорее всего, Джуффин просто отправил им зов и предложил присоединиться к нашей пирушке. Но мне приятно думать, что между моими коллегами существует некая таинственная связь. И, прогуливаясь по городу, каждый, сам того не осознавая, непременно приближается к тому месту, где собираются остальные. Каким-то неведомым магнитом мы друг друга притягиваем — примерно так я Камера № 5-Хох-Ау 3 страница себе это представляю…

На прощание леди Меламори, весь вечер не сводившая с меня глаз, пригласила нас с Мелифаро навестить ее как-нибудь в сумерках и выпить вместе по чашечке камры. Согласно ее стратегическому плану, мы должны были явиться вдвоем и, вероятно, нейтрализовать друг друга. Интересно, издевалась ли она над нами или, того хуже, сама не понимала, чего хочет?

— Плюнь в нее, дружище, — шепнул мне Мелифаро. — Плюнь в нее, дело того стоит!

— Еще чего! — проворчал я. — Моя слюна — достояние государства. Переводить ее на личные нужды — служебное преступление. А я и так только что из Холоми…

К ночи я все Камера № 5-Хох-Ау 3 страница же добрался домой, где меня встретили Армстронг и Элла, сытые и расчесанные, как и было обещано. Я решил, что теперь буду постоянно пользоваться услугами курьера, которому был поручен уход за моим зверинцем. Парень, в отличие от меня, просто создан для этой работы!

Всю ночь я пичкал своих питомцев деликатесами из «Обжоры» и упивался их благодарным мурлыканьем. Устал от этого занятия смертельно. Но отдохнуть мне не дали.

Разбудил меня стук в дверь. Так самоуверенно грохотать может только государственный служащий не слишком высокого ранга. Я поплелся открывать, злой, сонный и ничего не соображающий. Справа от меня вышагивал Армстронг, слева крутила задницей Элла Камера № 5-Хох-Ау 3 страница, оба возмущенно мяукали. Зрелище то еще, полагаю!

За дверью стоял весьма представительный джентльмен, чье породистое лицо даже казалось умным, благодаря элегантным очкам в тонкой оправе и благородной седине на висках.

— Примите мои извинения, сэр Макс! — поклонился он. — Позвольте представиться: Ковиста Гиллер, Мастер Проверяющий Прискорбные Сведения. Я знаю, что являться к вам домой в это время не совсем прилично, но его Величество Гуриг VIII настаивал на срочном визите.

Врожденное чувство гостеприимства и подобострастный тон незнакомца вынудили меня пригласить его в гостиную. Благо там имелся почти полный кувшин камры из «Обжоры» и неплохой набор сластей оттуда же. Оставалось лишь найти чистые Камера № 5-Хох-Ау 3 страница кружки. В большом доме это не так уж просто.

— Что стряслось? — спросил я, когда мои поиски увенчались наконец успехом. — Что за «прискорбные сведения» вы хотите проверить? Неужели на меня наконец-то написали донос? Это надо бы отметить…

— Я сейчас расскажу, сэр Макс, вы только не волнуйтесь! Ничего заслуживающего внимания не произошло, будьте покойны.

— А вы, судя по всему, уже знаете о моем новом назначении, — ехидно заметил я. — Честное слово, я не собираюсь волноваться. Что бы там ни стряслось, но смертная казнь у нас, кажется, не в почете, а из Холоми я только что вернулся. Прекрасно провел время, смею заметить Камера № 5-Хох-Ау 3 страница…

— Вообще-то моя основная работа — проверять правдивость поступающих ко двору доносов, это действительно так, — смущенно признался мой гость. — Но прошу вас, сэр Макс, не подумайте, будто король действительно серьезно отнесся к служебной записке генерала Бубуты Боха! Я здесь совсем по другой причине.

— Так-так-так! Наша беседа становится все более интересной. Сделайте милость, сэр, расскажите: какая такая служебная записка? Меня три дня не было в Управлении: по приказу начальства проводил расследование в Холоми. Так что же я натворил по мнению генерала Боха?


documentaofipef.html
documentaofiwon.html
documentaofjdyv.html
documentaofjljd.html
documentaofjstl.html
Документ Камера № 5-Хох-Ау 3 страница